«Мы не боимся суеверий»

Собеседник корреспондента портала «Мобильные телекоммуникации» —  Николай Добровольский, вице-президент Parallels

– Вы ведь довольно зрелая компания с большой историей. Можете в качестве ликбеза для молодого поколения немного о ней рассказать?

– Действительно, Parallels работает с 1999 года. Основное ядро команды разработчиков начало формироваться в Москве еще раньше, в 1995 году. Причем их большинство работает в компании по сей день. Во всем мире мы известны  благодаря нашей программе Parallels Desktop для Mac. Она позволяет запускать Windows на компьютерах Mac без перезагрузки. Этому продукту уже больше десяти лет. В 2017 году мы выпустили тринадцатую версию. Не побоялись этой цифры!

– Да? Обычно в Америке тринадцатую цифру стараются отовсюду исключить…

– У нас тоже были дискуссии на этот счет. Нужно ли пропускать цифру тринадцать. Думали назвать новую версию Parallels Desktop 2018…  Но решили все-таки, пусть будет тринадцатой. Мы не боимся суеверий. И продажи показывают, что все идет хорошо.

– Вообще не сужает ли это сегмент рынка? Я имею ввиду то, что запуск Windows на Mac не кажется мне очень большой нишей. Ведь в России влияние Apple не так сильно распространено, правда ведь?

– Вы знаете, у нас изначально была версия под Windows и под Linux. Мы научились создавать виртуальные машины. Это полноценный виртуальный компьютер внутри вашего физического, куда можно ставить совершенно любую операционную систему. Но на самом деле, как оказалось, не так-то это востребовано конечными пользователями в других  системах. В этом нуждались только узкоспециализированные разработчики и тестировщики. Для массового Windows-пользователя доступен полный набор программ и приложений. У них все есть, и им больше ничего не надо. У линуксоидов своя специфика. Как правило, это опытные пользователи, знающие, что и зачем им нужно. Они готовы через какие-то трудности проходить, но им нравится полный контроль над системой. Они не пользуются Windows, считая, что это неправильно.

– Фанаты своих операционок!

– Да.  А с Mac сложилась такая ситуация, что много пользователей раньше работали с Windows, но в связи с ростом популярности Apple мигрировали в macOS. Получалось так, что кто-то посоветовал, я купил себе Mac и столкнулся с «чужеродной средой». Много отличий с точки зрения интерфейса. Нет привычного меню Старт, все выглядит и работает по-другому. И здесь у пользователя возникает дилемма, что с этим компьютером дальше делать? Переучиваться и привыкать к новому интерфейсу или искать возможности запустить Windows? И здесь миллионы людей открыли для себя Parallels Desktop. Справедливости ради стоит сказать, что Apple также предоставляет возможность запускать Windows на своих компьютерах, но в этом случае вы можете работать только в одной из выбранных операционных систем. Или в Windows или в macOS. Для смены операционной системы вам придется перезагружать компьютер. Согласитесь, что это не очень удобно.

– То есть получается, что ваш Mac двухоперационный?

– Да. В случае Parallels Desktop, обе операционные системы работают параллельно. Более того, вся рабочая среда организована таким образом, что вы получаете привычный набор программ и приложений, работающих по знакомым сценариям. При этом  одновременно  вам доступны и все возможности программного обеспечения для Mac. Пользователь вообще зачастую не понимает, в какой операционной системе он сейчас находится. Ему нужна какая-то программа, он ее запускает, и она работает. А в Windows она или в macOS для него это, поверьте, не очень важно.

– Насколько много желающих пользоваться подобного рода компьютерами? Ведь по сути можно же купить устройства других производителей по цене в полтора раза дешевле?

– Вы знаете, на самом деле  желающих немало, особенно в Китае. Сегодня там iPhone, Mac – это атрибут престижа. Помните, как в свое время, у нас были в моде толстые золотые цепи и малиновые пиджаки? В Китае, на мой взгляд, происходят похожие вещи, но с поправкой на время. Таким образом, мы видим там рост продаж нашего ПО. Китай постепенно догоняет США по количеству проданных копий. При том, что американский рынок для нас является одним из ключевых. Люди хотят пользоваться удобными решениями, не вдаваясь в особенности и ограничения операционных систем. В этом смысле наш продукт им идеально подходит.

– Во всех американских фильмах, если показывается ноутбук, то это только Apple. Ни разу не видел IBM… Это же тоже своего рода Product placement?

– Да, в компании Apple очень сильные маркетологи, которые смогли создать четкую установку, что лучшие личные компьютеры и устройства именно этой фирмы. А еще это подтверждается качеством и удобством использования всех этих гаджетов. Поэтому их популярность продолжает расти, несмотря на премиальную цену.

– Возвращаясь к предыдущему  тезису, на первый взгляд, вы работаете в очень узком сегменте рынка Windows для Apple. Не мал ли рынок?

– У нас больше 5 миллионов пользователей, и их количество растет с каждым годом. К тому же в нашем продуктовом портфолио есть другие хорошие решения, например, Parallels Remote Application Server для корпоративного доступа к Windows программам с любых устройств. Если же говорить глобально, то у Parallels сегодня десять офисов в разных странах. Мы разрабатываем наши продукты в Москве, в Таллине и на Мальте, при этом продаем их по всему миру. На Россию в доле продаж приходится около одного процента.

– Всего?

– Да. И это соотносится с любимыми отчетами международных аналитических агентств, специализирующихся в области ИТ. Если вы возьмете отчетность от Gartner или IDC, вы заметите, что в общих расходах на ИТ на нашу страну приходится один процент затрат. Это схоже с теми цифрами продаж, которые мы имеем.

– Так что же такое московский офис Parallels?

– В Москве у нас основной центр разработки программного обеспечения. Значительная часть наших разработчиков здесь живут и работают. Офис продаж и маркетинга у нас в Сиэтле. Также есть офисы продаж в Европе, Азии, Австралии.

– В вашем офисе работают россияне?

– В основном, да. Есть разработчики родом из Украины и Белоруссии, но значительная часть – это наши соотечественники.

– А штат большой?

– Всего в Parallels работает более 300 сотрудников. Из них половина в России.

– А нет ли у вас проблем из-за антироссийских санкций на Западе?

– По счастью нет. Нам никто ничего не говорил ни там, ни здесь. Мы все-таки работаем в узком потребительском сегменте, решая по сути пользовательские задачи. Ни с какой безопасностью или с доступом к данным мы никак не связаны, поэтому ограничений и давления на нас ни от кого нет.

– Возвращаюсь к теме персонала.  У вас три сотни сотрудников, это довольно серьезный штат. Чем он занимается?

– Мы продуктовая компания, разрабатывающая программное обеспечение. Мы создаем наш софт в России, Эстонии и на Мальте, а далее продаем его по всему миру. У нас в портфеле несколько ключевых продуктов. Во-первых, Parallels Desktop, о котором я говорил ранее. Для бизнеса у нас есть очень хорошее решение – Parallels Remote Application Server (RAS). С его помощью можно организовать удаленный доступ сотрудников к приложениям и файлам, размещенным на корпоративных серверах. Причем удаленный доступ осуществляется с любых мобильных устройств из любой точки земного шара. Сейчас многие не хотят возить с собой даже ноутбуки.

– Идеология Bring Your Own Device в действии?

– Да. Все чаще это телефон или планшет. При этом проблем с удобным удаленным доступом с этих устройств на самом деле три: во-первых, у них очень маленький экран, при том, что основные десктоп приложения работают с большими экранами, ведь на дисплеях у нас большое разрешение. Второе, ваши пальцы, в силу их размера, могут легко промахнуться, вместо того, чтобы попасть в нужную вам кнопку. Ну, и третье, поскольку вы постоянно перемещаетесь, у вас меняются сетевые подключения. То вы подключаетесь через 3G, потом работаете в LTE, дальше переходите в Wi-Fi и т.д. Все это влияет на качество восприятия работы приложения. Вы куда-то ткнули, и кажется, что оно вроде бы зависло, хотя проблема не в программе, а в качестве вашего интернет соединения. Мы все эти проблемы сумели решить. Пользователям очень удобно работать с десктопными приложениями с помощью мобильных устройств через наш Remote Application Server. И это является очень сильной стороной данного продукта. Он ориентирован на бизнес-пользователей. Для конечных пользователей у нас есть схожий продукт – Parallels Access. Если у вас есть Mac или Windows компьютер, вы оставляете его дома, а со своих мобильных устройств или из любого браузера, вы можете к нему подключаться и полноценно работать со всеми файлами и установленными на нем приложениями. Ну и еще один наш продукт для конечных пользователей называется Parallels Toolbox. Он доступен для Mac и для Windows. Это набор утилит, помогающих упростить выполнение повседневных пользовательских задач. Например, скачать видео с YouTube или Facebook. Вы что-то там увидели, захотели скачать и у себя оставить. Или, например, мы с вами сейчас разговариваем. Так вот с помощью Parallels Toolbox можно наше с вами общение записать. Можно просто звук записать, можно звук и видео или просто сделать скриншот. Можно также сделать видео-презентацию вашего продукта, записав все, что происходит на экране, вместе с какими-то комментариями. Или, например, вы идете на презентацию куда-то людям что-то показать. У вас  обычно  три проблемы, чтобы подготовить компьютер к презентации: во-первых, у вас на рабочем столе масса лишних документов, второе – вам приходят различные оповещения. Кто-то в скайп или в почту что-то написал, и это появляется на экране в виде всплывающего уведомления. И третье – компьютер часто засыпает, потому, что по умолчанию он в случае отсутствия активности должен засыпать, чтобы сохранить батарейку. У нас в Parallels Toolbox есть утилита «Режим презентации», которая сразу три эти проблемы устраняет.

– Как формируется план развития компании?

– В основном мы смотрим на обратную связь от наших пользователей или потенциальных клиентов. У нас вообще очень хорошо настроена процедура обработки всех звонков в службу поддержки. Хорошо настроен канал работы с нашим отделом продаж и инженерами. Мы анализируем случившиеся и не случившиеся сделки. Не секрет, что у всех бывают проигранные контракты. Мы стараемся анализировать причины проигрыша, чтобы понять, чего же нам не хватило для заключения той или иной сделки. Таким образом  все продукты, которые сегодня есть в нашем портфолио, появились благодаря запросам рынка и наших пользователей. Потому, что выходить просто так, без какой-то синергии в продуктах очень сложно. У нас получается так, что все продукты каким-то образом взаимосвязаны. И все чаще пользователи, приобретая одно наше решение, спрашивают, а вот это или это вы можете? А мы говорим, можем и для этого есть вот такой наш продукт.

– В России продолжается курс на импортозамещение. Вас каким-то образом это затронуло? В реестре производителей отечественного ПО более четырех тысяч компаний. Кто-то же, вероятно, заходит и на вашу территорию? Это вас беспокоит? Стимулирует?

– Вы знаете, тут есть две вещи, о которых я хотел бы сказать. Во-первых, мы все-таки международная компания. Мы делаем много вещей здесь, но продаем по всему миру. Поэтому напрямую импортозамещение на нас не сильно влияет. С другой стороны, большую часть нашего софта мы продаем в различные  бизнес-структуры, а не в госсектор. А бизнесу по большому счету все равно, где мы прописаны. Они к импортозамещению имеют опосредованное отношение. Для них важно соотношение цена/качество. И тут мы достаточно хорошо выигрываем.

– Коль вы сами заговорили о цене, вы сравниваете ваше предложение с другими? Даете скидки и приемлемые цены?

– Во-первых, мы подошли к этому так, что у наших конкурентов в области ценообразования наблюдается сложная ценовая политика. С одной стороны, кажется все просто и недорого, но как только пытаешься что-то приемлемое для бизнеса получить, оказывается, что нужно докупать массу дополнительных опций. Это примерно, как покупать Мерседес или Ауди. Вы приходите в салон и видите, что машина стоит, как какой-нибудь Ниссан. К примеру, «немец» стоит полтора миллиона, тогда как азиатский собрат оценивается в миллион. Дальше ты начинаешь их сравнивать. И оказывается, что в Ниссане есть масса опций, а в Мерседесе за это придется дополнительно заплатить. И как только ты прикидываешь схожий пакет опций, цена машины вырастает в два-три раза.

– Вы себя позиционируете  как Ниссан, Мерседес или как Нива?

– Если брать в этом сравнении, то как Ниссан. У нас одна цена, которая включает в себя все. Да, там нет премиальных изысков. Зато наше решение Remote Application Server простое и удобное, при том достаточно функциональное для того, чтобы хорошо и удобно строить решения для бизнеса. Ну а с точки зрения нашего Parallels Desktop, тут вообще нет  альтернативы. Мы лидер и практически единственный игрок на рынке.

– А откуда вы берете специалистов? Все-таки 300 человек – это немало. Кто они? Россияне, выпускники местных вузов? Или специалисты из стран ближнего и дальнего зарубежья? Есть ли какая-то ротация кадров?

– Тут есть несколько важных вещей, которые хочу затронуть. Во-первых, у нас очень маленькая текучка. Более трети сотрудников работают в компании более десяти лет. Я со своей командой, с которой мы все это начинали, вообще работаю с 1995 года. У меня это первое место работы и единственное. На третьем курсе института я пришел в эту команду и работаю с ней больше двадцати лет. Дальше, по счастью, наблюдается довольно высокий конкурс на то, чтобы прийти к нам работать. Мы выбираем, а не нас выбирают, скажем так. И это очень хорошо. Мы очень активно ведем работу и беседуем с кандидатами, в том числе из удаленных регионов. Мы не боимся нанимать людей издалека. Много набираем хороших специалистов из регионов. Но мы не практикуем удаленную работу. Я считаю, что команда должна работать в офисе, смотреть друг другу в глаза и иметь возможность легко любой вопрос обсудить. Это одна часть. Другая часть поиска талантливых кадров – работа с вузами. Мы довольно активно с ними взаимодействуем. И, кстати, тут есть достаточно большое достижение 2017 года. У нас есть собственная базовая кафедра в МФТИ. Она работает с 2005 года, то есть больше десяти лет. С Физтехом мы работаем достаточно давно и хорошо. Мы учим там студентов. Студенты приходят в нашу компанию, участвуют у нас в каких-то исследовательских проектах, напрямую не связанных с бизнесом, но под руководством наших специалистов. Это позволяет им окунуться в реальный бизнес и понять, что значит делать настоящие коммерческие программные продукты. После этого  лучшие студенты становятся стажерами. Вначале они начинают работать у нас на полставки, постепенно  эволюционируют в молодых специалистов и приступают к работе над реальными нашими проектами. Так вот, достижение 2017 года в том, что мы расширились еще на два вуза. Мы стали достаточно тесно работать с МГТУ им.Баумана и Высшей Школой Экономики. В Бауманке мы открыли лабораторию Parallels, а в ВШЭ наши специалисты читают курс лекций и также приглашаем студентов на практику. У нас эта программа активно развивается, что не может не радовать. Мы активно прирастаем молодыми кадрами. Я вообще считаю, что не нужно бояться и делать на них ставку.

– Проводя ретроспективу минувшего года. Все ли сделано? Удовлетворены ли вы результатами? Какие планы на 2018 год?

–  Если посмотреть назад, то в 2017 году мы отлично поработали. Мы выпустили еще один новый продукт Parallels Toolbox для Windows, это довольно большое событие, когда добавляется продукт в портфолио. Мы выпустили новую версию всех остальных наших продуктов, добавили новую функциональность. При этом у нас довольно большие и конкретные планы на будущее. По бизнес-продуктам у нас план мероприятий на ближайшие три года, по продуктам для конечных пользователей также достаточно подробно расписан на ближайший год.

Беседовал Леонтий Букштейн

Биография

Профессиональная карьера Николая Добровольского началась в 1995 году на позиции инженера-программиста в отделе производства внутреннего программного обеспечения регистратора рынка ценных бумаг – Центрального Московского Депозитария, продолжилась в компании ЦМД-Софт и Росгосстрахе. В начале 2000-х годов выступил cооснователем компании Parallels, ведущего мирового производителя решений для виртуализации, запуска множества изолированных копий операционных систем на одном компьютере. В настоящее время занимает должность вице-президента.

Награды

Лауреат Национальной премии им. Владимира Зворыкина, как «Лучший инновационный менеджер» (2008 год);

В 2012 году в дни  Всемирного экономического форума отмечен в числе 200 лучших мировых молодых лидеров в номинации Young Global Leader.

 

Похожие записи