Издательская группа «Профи-Пресс»




Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  





Яндекс.Метрика



Мобильные приложения и устройства: европейский рынок послезавтра

 

Роман Вербицкий, технический директор Host-Telecom.com s.r.o.

 

 

 

Илья Стечкин, эксперт по продвижению высокотехнологичных компаний

 

 

 

 

 

7 марта в Праге прошел региональный этап Startup World Cup 2017. Это престижный мировой форум, на котором фаундеры могут представить инвесторам свои проекты, послушать наставления мэтров ИТ-индустрии и попробовать совместно найти решения проблем, с которыми приходится сталкиваться.

Что такое Startup World Cup?

По формату Startup World Cup — это нечто среднее между публичным питчем, коуч-сессией и научно-практической конференцией, посвященной вопросам инноваций: начиная от различных аспектов взаимодействия стартапов с крупными вендорами и заканчивая поисками выходов на глобальные рынки. 210 стартапов из 22 европейских стран подали заявки на участие в этом форуме. 115 проектов были допущены к соревнованию, призом в котором стала поездка на финал чемпионата в Кремниевую Долину и возможность побороться за миллион долларов.

Первым на сцену Žofín Palace поднялся Карел Янечек (Karel Janeček), математик, человек, которому запрещено появляться в Лас-Вегасе, потому что он умеет обыгрывать казино. Один из богатейших людей Чехии и со-основатель местного бизнес-акселератора UP21, Карел рассказал стартаперам, что им все время придется выбирать между стабильностью и перспективами; о том, что мужество (дословно — “courage”) — один из семи основных принципов эволюции Вселенной; о том, что придется научиться получать удовольствие от процесса, потому что результат может оказаться недостижимым… Короче, ничего нового он не сказал, в отличие от управляющего директора Центра технологий и предпринимательства в Беркли Кена Сингера (Ken Singer).

Кен говорил о том, какие существуют сценарии развития стартапов. Его презентация была оформлена как карта,  по которой он вел слушателей в течение 15 минут. Первое утверждение, которым он озадачил присутствующих: бизнес-планы больше не работают, если вы создаете что-то по-настоящему новое. Честно говоря, есть большие сомнения в том, что российским фаундерам стоит верить на слово американскому эксперту. Инвесторы все равно спросят у вас стратегию развития в том или ином виде. А вот последняя мысль г-на Сингера, безусловно, заслуживает внимания: инвестиции даются не для того, чтобы поддержать жизнь вашего проекта, а чтобы ускорить его развитие, а следовательно, увеличить шансы своевременно представить продукт пользователю.

Где деньги лежат?

После презентации мы побеседовали с Кеном о том, какие технологии он считает наиболее перспективными.

  • Над чем стоит сегодня работать тем, кто хочет завтра иметь место под солнцем?

— Ну, если ты спрашиваешь о трендах, то вот мой личный список. В первую очередь это батарейки, технологии, которые позволят людям хранить огромное количество энергии, не только для отдельных устройств, но и для домов. Если вы можете сделать это, вы будете иметь огромный, огромный рынок. Потому что одна из проблем, связанных с “чистой энергией”  — это хранение. И тот, кто сможет решить эту задачу, сорвет банк. Корейцы и японцы активно работают в данном направлении, поскольку понимают, что объем рынка превышает триллион долларов. Хранение энергии является огромной и дорогостоящей проблемой. Сегодня нет проблемы создать энергию — Солнце вполне справляется с этим. Нужно придумать, как сохранять энергию. Это одна область.

Другая область — это чистая пища. США уничтожили свою систему питания. И при этом экспортируют производственные процессы по всему миру. Это, безусловно, имеет последствия для здоровья людей. Итак, тот, кто сможет придумать новые способы производства и приготовления еды, здоровой и питательной одновременно, очевидно, тоже будет в выигрыше.  Это большое пространство для инноваций. Фермерство, в том виде, в котором мы его знаем, скорее всего, перестанет существовать.

Третье место я бы отдал технологии blockchain, но эта технология уже давно привлекает внимание. Если же говорить о мало освоенных направлениях инноваций, то это — “большие данные”, но не в том виде, как мы это сейчас себе представляем. Мы должны осознать big data как проблему. Потому что мы не знаем, кому данные принадлежат. Ни в одной стране мира нет готовых правил управления данными.

  • Ты слышал выступление Евгения Черешнева на прошедшем TED’e? Оно было посвящено именно подходам к решению этой проблемы.

— В США мы видим этот сюжет повсюду. В частности, вокруг социальных медиа. Насколько законны механизмы, которые используются при сборе данных? Когда и как собранные данные могут быть использованы против нас? Это огромная тема, и предприниматели, чуткие к изменениям политической конъюнктуры, могут на ней сыграть.

Когда вы начинаете бизнес, вы рассчитываете превратить изменения в деньги. В момент существенных политических изменений открываются большие возможности для бизнеса.

Еще одна важная мысль, касающаяся инноваций. Сегодня все помешаны на программном обеспечении. А я твердо верю, что аппаратные средства в настоящее время необходимо радикально менять. Я думаю, что мы катимся назад. Все создают мобильные приложения на все случаи жизни. Я считаю, что пришло время новых интерфейсов, новых типов устройств.

Конечно, в фокусе внимания Интернет вещей — и мы еще увидим сегодня интересные проекты, связанные с IoT.

Тем, кто собирается стартовать свой проект, я бы посоветовал двигаться вширь. Не фокусируйтесь на одной конкретной теме: узнавайте новое о музыке, моде, других странах. Путешествуйте. Изучайте что-то ортогональное вашей специализации. Новые возможности откроются в тот момент, когда вы придумаете, как применить ваши знания в совершенно неожиданной области.

Финалисты Startup World Cup в Праге

Итак, Кен Сингер считает, что стоит ждать прорывов в области “железа”. Действительно, в топ-10 проектов, вышедших в региональный финал чемпионата, был один, касающийся “железа”. Причем проект этот реализован для решения социальных проблем. А компания, представившая его на суд инвесторов, уже имеет большой заказ от правительства Кении. Речь идет о планшете для слепых и слабовидящих людей. Устройство так и называется — BliTab (название образовано от двух английских слов: “blind” — слепой, и “tablet” — планшет). В основе предложенного решения лежит система голосового управления и “экран”, позволяющий воспроизводить любую интернет-страницу с помощью рельефно-точечного тактильного шрифта Брайля. Именно поэтому “рабочую плоскость” планшета нельзя назвать экраном в привычном нам смысле — устройством для показа изображений она не является. И, тем не менее, передает информацию в виде, доступном для людей, которые “видят” руками.

Кроме этого,  участники форума познакомились с презентацией приложения для самоконтроля MindPax, предназначенного для людей с биполярным расстройством; увидели интеллектуальную систему предоставления микрокредитов Twisto — да, финтех популярен и в Европе. Кстати, еще один интересный проект в этой области — ArtStaq — планирует нанести сокрушительный удар по аукционной модели монетизации произведений искусства. Его создатели, выходцы из банковской сферы, предлагают рассматривать живописные полотна как актив, объект для инвестиций.  Еще нам показали инструмент анализа аудитории сайтов SmartLook, систему навигации в офисном пространстве Spaceti… Однозначным фаворитом (и победителем регионального этапа чемпионата) стал “Uber для грузовых перевозок” — проект ShipVio. А самым слабым звеном в цепи представленных стартапов стала довольно сырая платформа по управлению проектами GetTick.

Но наше внимание привлек проект, позволяющий приспособить любой прибор к миру Интернета вещей. Мы поговорили с Якубом Хромецом (Jakub Chromec), директором по развитию бизнеса Byzance.

Byzance: Интернет вещей — это просто. Попробуйте!

  • Что сдерживает сегодня развитие Интернета вещей?

— Проблема Интернета вещей в том, что сегодня это очень дорого. Мой коллега, который и основал Byzance, до этого работал в Siemens над некоторыми IoT-решениями. И эти решения были действительно хороши, и команда разработчиков была отличная. Но проблема заключалась в том, что маленькие компании не могли позволить себе эти решения. Это было предложение, ориентированное на представителей крупного бизнеса.

Таким образом, он увидел возможность выйти на рынок с предложением IoT-решений для малого и среднего бизнеса, для компаний, которые хотели бы внедрить у себя Интернет вещей, но не имеют ресурсов, чтобы сделать это: денег, или технологий, или носителей экспертизы.

Представьте себя на месте владельца небольшого семейного бизнеса по производству стиральных машин. Вы и электронную почту не умеете отправлять! Про Интернет вещей вы слыхом не слыхивали! Таков наш клиент. Мы не фокусируемся на технологиях вроде “умного дома”. Мы создали платформу, которая позволяет делать “умным” что угодно: и города, и фабрики, и дома… Нам не важно, что именно. Мы разработали аппаратный комплекс, используя который вы можете решать те задачи, которые стоят перед вами. Итак, у вас есть стиральная машина. Поставьте на нее нашу плату, позволяющую передавать в интернет какие-то параметры работы устройства и/или управлять ими через интернет, и вот вы уже производитель не простых, а “умных” стиральных машин. А если вы не знаете, как подключить нашу плату и какие функции стиральной машины можно контролировать через интернет — мы поможем вам. Точнее — сделаем все за вас. Вам нужно просто захотеть.

  • В этом и заключается ваш бизнес? Дать производителям условных стиральных машин возможность войти в мир Интернета вещей при отсутствии какой-либо внутренней ИТ-экспертизы в их компании?

— Да, в обычной ситуации вам потребовалось бы полтора десятка разработчиков, чтобы сделать это: создать нужное железо, построить систему, которая коммуницировала бы со стиральной машиной… С нами достаточно одного выделенного человека с вашей стороны. И мы предлагаем это как сервис. У нас есть несколько инструментов, которые вы можете использовать сами, чтобы довести до конца уже имеющиеся у вас наработки в области Интернета вещей. Но можете и не использовать, а просто позвать нас.

  • Давай теперь еще раз вернемся к моему первому вопросу: что же все-таки сдерживает развитие IoT, кроме цены?

— Думаю, что вопросы правового регулирования. Законодательство отстает от технологии примерно на двадцать лет. Возникают вопросы, связанные с конфиденциальностью, безопасностью, персональными данными… Например, “умный город” предполагает постоянный интенсивный обмен данными между пользователями и системой. Нужно предложить жителям какие-то существенные удобства, чтобы они согласились делиться своими данными. Конечно, эти проблемы не так остро стоят для “умного производства”, поскольку речь идет о частной собственности. Но в глобальных проектах, таких как “умный город”, в которые вовлечено большое количество людей, вопросы обеспечения конфиденциальности персональных данных пользователей играют важнейшую роль.

Окно в Европу

В России, как нам кажется, есть еще одна большая проблема — это закрытость ИТ-рынка. Ни одного стартапа из России на пражском мероприятии не было. Хотя организаторы неоднократно заверяли нас в том, что были бы рады видеть наших соотечественников среди участников чемпионата. Чехия вообще выделяется среди остальных членов Евросоюза лояльным отношением к России и россиянам. И пражские площадки можно рассматривать как “окно в Европу” и не только… Как заметил Кен Сингер: если вы хотите, чтобы ваша технология прогремела на весь мир, сегодня проще всего сделать это через Кремниевую Долину, нравится нам это или нет. В конце концов стартапы — это та самая “мягкая сила”, действенный инструмент влияния на глобальные процессы в эпоху цифровой экономики.

 

 

 

 





 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 




© 1994 - 2017 Издательская группа «Профи-Пресс»