Издательская группа «Профи-Пресс»




Январь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  





Яндекс.Метрика



Алексей Кобец: «Термин импортозамещение не нужно понимать дословно»

На вопросы редакция портала «Мобильные телекоммуникации» отвечает старший вице-президент по разработке ПО в компании Virtuozzo Алексей Кобец:

Расскажите, что именно мы замещаем? Вообще — что такое импортозамещение?

Термин импортозамещения – он агрессивный и недружественный к зарубежным партнерам. Но сама суть происходящего сегодня в России находится в другой плоскости. Давайте представим себе, что в какой-то стране недостаточно дорог, но потребность в них растет. Со временем становится ясно, что нужно уметь строить дороги самостоятельно, используя свою технику и стройматериалы. Сейчас в России такая же ситуация с ПО. Нам нужно создать в своей стране необходимые продукты, не привозить «асфальтоукладчиков из Италии, щебень из Монголии» – сделать все это внутри страны.

Раньше мы использовали то ПО, что было доступного на рынке. Но в какой-то момент на государственном уровне стало  понятно, что индустрия разработки ПО тоже очень важна для быстрого развития страны и также требует регулирования. Я думаю, что санкции только ускорили процесс. Рано или поздно, мы все равно пришли бы к этой практике, потому что ИТ на сегодня является критически важным элементом национальной промышленности.

В таком случае, как по-вашему, какие действия важны для государства?

На сегодняшний день в России есть инженеры, есть база и есть возможности делать собственные продукты. Но при всем этом я бы назвал процесс не «импортозамещением», а «экспортопродвижением». И если говорить про сотрудничество, нужно разделять политику и бизнес. Есть отдельные компании, которые не могут выполнять определенные проекты по ряду причин. Что касается программного обеспечения, на сегодняшний день нет никаких серьезных ограничений для работы с зарубежными компаниями. Да, существуют определенные правила, введенные для компаний с государственным участием. По понятным причинам,  для закупок в эти органы приоритет отдавался проверенному ПО. Уже много лет Microsoft передает свое ПО на сертификацию определенным службам. Такие же правила есть и в США, и в других странах. Здесь просто нужны правила – как и в налоговой сфере.

Тогда вопрос: как, на ваш взгляд, страна может перейти к экспортопродвижению?

Все дело в уровне науки и образования, чтобы страна могла выпускать специалистов для тех областей, где имеется желание создавать свои продукты. Необходимо создавать продукты, которые будут применяться не только в нашей стране. Успешные решения найдут свои рынки там, где они востребованы. Например, в настоящее время есть много продуктов, которые были созданы в России и СНГ, но используются во всем мире – это и World of Tanks, и Parallels, и Acronis, и Яндекс, и средства защиты  Лаборатории Касперского.

Это вселяет надежду. Но что делать, если мы отстаем по части технологий?

Технологии двигаются вперед, и порой очень быстро. Возьмите пример Сингапура — страна вышла из отстающих в технологические лидеры за считанные годы. В России на сегодняшний день стоит задача создавать свой софт для виртуализации, хранения данных, ПО для работы на компьютерах, которое могло бы применяться том числе в школах, офисах, на предприятиях. Технологии – это не поезд, они никуда не уйдут, знание накапливается и становится все доступнее и доступнее. Просто нужно развивать те направления, которые актуальны. Конечно, если они совпадают с общемировыми (везде нужны более быстрые процессоры, более производительные системы и так далее), они же могут стать предметом экспорта.

Вы сказали, что санкции в какой-то мере ускорили процесс осознания целей и задач в ИТ. А  что будет, если с России санкции снимут?

Если заниматься импортозамещением в дословном понимании этого слова, то снятие ограничений нарушит весь процесс. Но если все же заниматься экспортопродвижением (чем с моей точки зрения занимается большинство игроков рынка), то ничего в корне не изменится, так как при подобном подходе конкуренция на глобальном уровне никуда не исчезнет. Я считаю, что дело не в санкциях, а в правилах, установленных государством на рынке. Например, если при снятии санкций будет позволено устанавливать импортное ПО и оборудование в госучреждениях, то конкуренция для собственных компаний увеличится. В результате отечественным игрокам будет сложнее. Но в реальности это вряд ли произойдет, и поэтому снятие санкций, даже если оно случится, вероятнее всего, не изменит правил игры.

Но как же быть с конкуренцией, которая двигает прогресс и стимулирует рынок?

Государство должно понимать мировую ситуацию и поддерживать важные для страны отрасли, чтобы их не могло уничтожить появление дешевого зарубежного аналога. К тому же конкуренция бывает в бизнесе, а бывает между «центрами силы». И в последнем случае вводятся правила. Регулирование и запреты для бизнеса просто необходимы. Чтобы продвигать свои политические и геополитические интересы, наличие привилегий для «своих» игроков вводятся практически во всех развитых странах.

Вспомните ситуацию, которая возникла в автомобильной промышленности США еще в прошлом веке. Ведь даже после всех  расчетов стоимости «Волги» в долларах, которые показали ее доступность, советский автопром так и не попал на рынок США. Ничего не изменилось и сейчас: сегодня в Штатах нет китайских автомобилей, хотя в своих ценовых сегментах они могли бы составить очень хорошую конкуренцию американским брендам. Это доказывает, что государства не должны всегда соблюдать экономические принципы.

И все же, нет ли опасности уйти в изоляционизм, практикуя импортозамещение?

Изоляционизм уже невозможен. В экономике, в бизнесе границы давно размыты, и их будет очень сложно создать заново. Поэтому я считаю, что процессы, происходящие сегодня в России, не имеют никакого отношения к изоляции. Экспортопродвижение, позвольте мне использовать этот термин, воплощает в себе помощь государства бизнесу в создании своих конкурентных решений, которые могут быть использованы как внутри страны, так и на мировом уровне.

Но мы же серьезно отстаем по части развития ИТ? Что делать с этим?

Отставание не страшно. Недавно я общался с одним стартапом, который успешно развивается благодаря наличию простой стратегии: у них есть основной конкурент, и они целенаправленно догоняют его. Компания создает те же функции, но лучше, чтобы привлечь клиентов к себе. Если вы догоняете – у вас нет балласта, бюрократии, обязательств и прочих сдерживающих факторов, но имеется четкое понимание, что нужно сделать для того, чтобы догнать конкурента. Поэтому отставание, на мой взгляд, не является проблемой. Просто нужно начинать движение, решая существующие проблемы и используя опыт других компаний. Первое время идти просто: достаточно следовать по уже протоптанной дороге, и когда вы догоняете своего оппонента, у вас уже накапливается опыт и понимание того, что требуется делать после того, как конкурент останется позади.

Именно поэтому я уверен, что в случае с импортозамещением важнее всего не скатиться к «изобретению велосипеда», но создавать действительно достойные решения, которые будут в чем-то даже лучше зарубежных аналогов. Они должны решать внутренние задачи страны, которые могут отличаться от актуальных проблем других государств. Но при этом наработанный опыт и созданные продукты впоследствии смогут найти для себя более емкие  рынки. На мой взгляд, рациональная составляющая импортозамещения должна быть именно в этом, и такой подход будет выгоден одновременно и государству, и российскому бизнесу, и конечным потребителям.

Тогда уж  откровенно: расскажите, а почему ваша компания не ориентирована на российский рынок?

Мы работам на глобальном уровне, и продажи ведутся в том числе и в России. Просто отечественный рынок – очень маленький по сравнению с американским, европейским или азиатским. Наши решения востребованы там, где больше ИТ-систем, больше людей. Кстати, само решение было разработано сразу с ориентиром на экспорт. Мы создавали Virtuozzo еще вначале 2000-х, когда в России не было потребности в специализированных решениях для хостинга, и сегодня на российский регион приходится не более 1-2% продаж для нашей компании. В определенном смысле наш путь  как раз лежит в направлении  экспортопродвижения, которое формируется в российской ИТ-отрасли сегодня.

ИТ-продукты Virtuozzo в России все-таки известны. А как насчет бесплатной версии OpenVZ?

В России достаточно много пользователей решения с открытым исходным кодом, и технологии OpenVZ, разработанные нашей командой в Москве, используются в России. В нашей стране точно также, как и в других регионах пользователи бесплатной версии переходят на коммерческую платформу Virtuozzo по мере расширения бизнеса или увеличения сложности задач. Я считаю такую модель правильной, потому что базовые возможности виртуализации и поддержки контейнеров прекрасно реализованы в OpenVZ, а использование проприентарного ПО имеет смысл, кода его полезность приносит больше денег, чем стоят лицензии. Сжатие данных, удобное управление, оптимизация нагрузки, живая миграция, хранилище данных – эти и другие технологии Virtuozzo предлагает сегодня компания в разных странах, в том числе и в России.

Беседовал Леонтий Букштейн

 

 

 





 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 




© 1994 - 2017 Издательская группа «Профи-Пресс»